Ранжирование ВУЗов
Ранжирование ВУЗов
Ход проекта
Материалы конф
Архив
Ранжирование в СНГ
Ранжирование в Европе
Статьи по тематике
Полезные ссылки
Описание проектного задания


Данный проект выполняется в рамках программы ТЕМПУС
Новости проекта
Новый список мировых рейтингов университетов. Новые полезные ссылки на мировые рейтинги университетов и европейские проекты по ранжированию вузов
далее...
Шанхайский рейтинг 2011
. Китайский университет Цзяотун представил свой очередной рейтинг 500 лучших университетов мира, который составляется с 2003 года
далее...
Рейтинг вузов QS World University Rankings 2011
. Кембридж признан лучшим университетом, а его конкурент Гарвард занял второе место в рейтинге QS World University Rankings.
далее...
Издание Times Higher Education опубликовало рейтинг лучших университетов мира в 2011 году
. Лучший университет Великобритании Oxford занял в этом рейтинге четвертое место, поднявшись на две позиции по сравнению с прошлым годом, Cambridge – на шестом.
далее...
Томский политехнический университет занял 2-е место в Рейтинге технических и технологических вузов Федерального агентства по образованию РФ. По данным Справочно-аналитической информационной системы "Вузы России" Томский политехнический университет занял 2-е место в Рейтинге технических и технологических российских вузов Федерального агентства по образованию РФ по итогам 2008 года.
далее...
России нужен свой рейтинг ведущих университетов. Владимир Московкин, доктор географических наук, Харьков - Белгород
опубликовано в газете «ПОИСК» №16 от 20 апреля 2008

В мире существует несколько систем рейтингового оценивания университетской деятельности. Одни из них основаны на фактических данных статистических исследований, другие ...
далее...
3 встреча международной группы экспертов по рейтингу (IREG). проходила с 28 по 31 Октября 2007 года, подробнее на странице акции Перейти
далее...

все новости
Последнее в форуме
РЕЙТИНГИ ВУЗОВ: СОБЛЮДАЮТСЯ ЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ НОРМЫ? [Статьи по тематике]
Плаксий С.И.

В последние годы в сфере образования все чаще звучит слово «рейтинг», которое становится головной болью для многих ВУЗов, актуальным материалом для журналистов и рекламодателей, способом «зарабатывать на хлеб насущный» для служб и агентств, претендующих на ранжирование учебных заведений, информацией к размышлению для надзорных, контролирующих служб, потенциальной проблемой для законодателей. Предполагается, что эти рейтинги должны помогать абитуриентам и работодателям. Но уже сегодня различные ранжирования и оценки являются инструментом конкуренции, поскольку определяют фаворитов и аутсайдеров. Недостоверные рейтинги приводят к тому, что некоторые вузы обращаются в суды арбитражные и общей юрисдикции по поводу нанесения ущерба их деловой репутации.


В силу отсутствия какой-либо законодательной базы рейтингования, а также незнания или нежелания соблюдать профессионально-этические, методологические и методические требования, выработанные в обществе и принятые в цивилизованных профессиональных сообществах, рейтинги очень часто разрабатываются и используются в реалиях недобросовестной конкуренции или дезинформации. По крайней мере, в образовательной среде, как правило, ведется игра под названием: «рейтинги — игра без правил». Допускается все: случайность или недостоверность информации, ее отсутствие вообще, нерепрезентативность, недобросовестность, элементарная безграмотность, подтасовка, выдумки и т. д. Конечно, встречаются и более-менее достоверные рейтинги (абсолютно объективных вообще не может быть и нет). Но такие редкость, хотя бы потому, что требуют значительных интеллектуальных и организационных усилий, времени, денег, информации, широкого привлечения множества экспертов и респондентов, профессионализации, ответственности и т. д. Короче говоря — разработать критерии, организовать и собрать информацию, свести и сосчитать — это огромная работа. Многие же организации и люди, берущиеся за составление рейтингов образовательных учреждений, не хотят много и компетентно работать, а стремятся заработать финансовый и информационный капитал. Поэтому большинство российских рейтингов в сфере образования делается «без руля и ветрил», по принципу «как хочу, так и ворочу».

Рейтинги лучших университетов появились в США более 20 лет назад с целью привлечения дополнительных финансовых средств и новых студентов со всего мира в «раскручиваемые» ВУЗы. Критерии ранжирования, как правило, подбираются такие, которые демонстрируют превосходство американского высшего образования. Но при этом проводится огромная работа по сбору информации, соблюдаются наукообразные и логически необходимые процедуры, данные компонуются и публикуются так, чтобы не породить претензий ВУЗов, в том числе судебных. Не допускается отрицательная информация ни об одном ВУЗе: «или хорошо, или ничего».

Появились рейтинги ВУЗов и в Европе. Для их составления опрашиваются десятки–сотни тысяч студентов, выпускников, работодателей, преподавателей и т. д., тщательно суммируются и анализируются субъективные и объективные показатели деятельности ВУЗов и называется группа лучших (десяти, пятидесяти, ста). Вот, например, газета «Санди Таймс» опубликовала список лучших ВУЗов Великобритании, составленный на основе опроса 170 тыс. старшекурсников, нескольких тысяч преподавателей и анализа статистических данных. Немецкий журнал «Карьера» опросил 51 тысячу студентов и выпускников ВУЗов, а также около тысячи представителей крупных компаний, которые оценили содержание программ, уровень преподавания, оснащения факультетов и опубликовали список лучших университетов по юридическим и экономическим специальностям.

В последние годы всевозможные рейтинги ВУЗов получают довольно широкое распространение в России, что находит поддержку как у прессы, предпринимателей, так и у политиков. Так, об актуальности качественных рейтингов ВУЗов говорил на встрече с представителями бизнеса 29 марта 2006 г. Президент Российской Федерации В.В. Путин. Он отметил: «Необходимо ввести систему рейтинговых оценок деятельности ВУЗов. Причем речь идет о развитии независимых рейтинговых агентств, чья информация должна быть доступной для общества, с тем, чтобы не просто по факту происхождения ВУЗ считался великим, а чтобы он сегодня отвечал требованиям времени и выдавал на-гора научный результат. И он, этот результат, мог бы быть объективно оценен».

Слова Президента вдохновили приверженцев составления рейтингов на срочное ранжирование ВУЗов. Но у нас все получается по известному принципу: «Хотелось как лучше, а получилось как всегда». В спешке, без должного обоснования и необходимой информации, с нарушением элементарных требований, стали составлять немалое число рейтингов. При этом, как это часто бывает, делается это в суете, исходя из политической целесообразности и основываясь на революционном правосознании. В результате нередко «вместе с водой выплескивается и ребенок», выдается «нужный результат» с позиции тех, кто этот рейтинг вдохновляет и проводит. Напрочь забываются объективные требования, которые, кстати, излагаются и в высказывании В.В. Путина: «независимые рейтинговые агентства», «этот результат мог бы быть объективно оценен», «информация должна быть доступна для общества», «отвечал требованиям времени». Например, когда речь идет о независимых агентствах, то подразумевается, что они максимально объективны, равноудалены от всех ВУЗов и свободны от влияния некоторых из них, а тем более, не выполняют их заказ. Объективная оценка предполагает наличие и использование объективных показателей, соответствующей информации (которая не зависит от того, кто производит подсчет) и обоснованность субъективных показателей при максимально возможной личной объективности тех, кто их использует, опираясь опять-таки, на достоверную информацию.

Конечно, есть и позитивные примеры составления рейтингов ВУЗов в России. Но многие из них представляют собой «демонстративные суррогаты» ранжирования, составлены из желания угодить «сильным мира сего», или наоборот, унизить их, искусственно «создают фаворитов и антигероев». Такие рейтинги показывают не то, что есть на самом деле, а то, что хотят видеть его вдохновители, организаторы, составители и интерпретаторы, трактующие и навязывающие общественному сознанию субъективно подобранную информацию с нужным для себя результатом. Создается некая виртуальная картина высшего образования. Это опасно не только тем, что многие фавориты рейтингов вместо добросовестного доказательства своего лидерства высокими и признанными достижениями имеют искушение и стремятся, используя свой авторитет, влияние, а часто и контроль над составлениями рейтингов, добиваться лидерства в них, а затем получать новые преференции. Некоторые рейтинги используются и для дискредитации конкурентов, устранения их. При этом происходит подмена понятий, о поиске истины почти все забывают, и большинство начинает думать, что раз «независимое» рейтинговое агентство проранжировало ВУЗы, то, наверное, так оно и есть.

А на самом деле многие рейтинги представляют собой добросовестные заблуждения, поскольку построены на сугубо субъективных мнениях узкого круга лиц, а другие являются сознательной фальсификацией реального положения дел, шулерством. Один из авторитетнейших социологов России Юрий Левада саркастически высказывается о парадоксах и смыслах некоторых «рейтингов»: «Суета вокруг рейтингов… Демонстративное внимание прессы…к «рейтинговым» результатам — характерная черта публичного стиля последнего времени, когда поиски решения общественно значимых проблем подменяются возней вокруг «имиджа» институтов… Никакого отношения к изучению общественной ситуации и общественного мнения это, разумеется, не имеет… Кроме того, неграмотное обращение с разнопорядковыми индикаторами время от времени приводит к нелепым курьезам и мнимым сенсациям» .

Удивительно, но факт — некоторые организаторы рейтингов делают вид или действительно не знают элементарных требований к ранжированию ВУзов, а также мирового и российского законодательства, в частности, «о добросовестной конкуренции», «распространении ложных, неточных или искаженных сведений», «ущербе деловой репутации», «доступе к информации».

Между тем давно известны научно обоснованные принципы ранжирования: достоверность, репрезентативность, достаточность информации, проверяемость, равноудаленность и компетентность составителей и экспертов. Есть международный опыт формулирования и изложения основных требований рейтингования ВУЗов. Так, например, Европейский центр по высшему образованию ЮНЕСКО, Институт политики в области высшего образования создали Международную экспертную группу по ранжированию, которая сформулировала так называемые «Берлинские принципы ранжирования высших учебных заведений» (Берлин, май 2006 г.). Вот основные из них:

- «важно, чтобы составители рейтингов и табелей несли ответственность за качество своего собственного сбора данных, методологии и распространения информации»;

- должны «служить одним из разнообразных подходов к оценке высшего образования на входе, контроля внутренних текущих процессов, а также оценке высшего образования на выходе»;

- «рейтинги могут обеспечить сравнительную информацию и лучшее понимание высшего образования, но они не должны быть главными методами оценки»;

- «признавать разнообразие учебных заведений и учитывать различие миссий и целей учебных заведений»;

- «необходимы неоднократные консультации с учебными заведениями, которые ранжируются, и с экспертами, которые обеспечивают информацию для процесса ранжирования»;

- «обеспечивать ясность относительно широты информационных источников для рейтингов и данных, которые предоставляет каждый источник. Релятивность результатов ранжирования зависит от целевых групп, получающих информацию, и от источников самой информации (таких, как базы данных, студенты, профессора, работодатели)»;

- «нужно знать о возможной предвзятости и быть аккуратным»;

- «выбор данных должен быть основан на признании способности каждого показателя представлять качество… Должно быть понятно, почему показатели были включены и что они, как предполагается, должны представлять»;

- «быть прозрачными в отношении методологии, используемой в рейтингах… Эта прозрачность должна включать расчет показателей, а также источник данных»;

- «четко выделять весовые коэффициенты, присваиваемые различным показателям»;

- «уделять должное внимание этическим стандартам»;

- «ответственные за сбор и исследование данных, а также те, кто обследует сами учебные заведения, должны быть как можно более объективны и беспристрастны»;

- «использовать, по возможности, подтвержденные и проверяемые данные…, включая тот факт, что с ними согласны учебные заведения»;

- «данные, полученные по нерепрезентативной или искаженной выборке,… могут неточно представлять учебное заведение или программу и должны быть исключены»;

- «обеспечивать потребителям четкое понимание всех факторов, используемых при составлении рейтинга»;

- «составляться таким образом, чтобы исключать или сокращать ошибки в исходных данных»;

- «при правильном понимании и интерпретации они вносят вклад в определение «качества» высших учебных заведений».

Мы подчеркнули некоторые ключевые слова Берлинских принципов ранжирования ВУЗов, чтобы выделить смысл основных профессионально-этических и методических требований к рейтингам. Соблюдаются ли названные и другие обязательные и совершенно разумные требования к ранжированию при составлении рейтингов ВУЗов в России? Далеко не всегда и не всеми.

В связи с организацией, выстраиванием рейтингов, их публикацией и использованием возникает много правовых, нравственных, теоретических, методологических, методических и профессионально-этических вопросов. Часто они взаимосвязаны. Возьмем правовую сторону. Например, кто и как может проводить обследование ВУЗов, собирать о них информацию, опрашивать студентов и преподавателей? Должны ли быть проинформированы об этом администрация или необходимо ее согласие? Если, скажем, в Интернете на некоем сайте студенты и все желающие высказываются о тех или иных учебных заведениях, то это лишь некоторый сбор мнений, обмен точками зрения. В этом случае все правомочно. Эти высказывания не имеют особого влияния на общественное мнение, репутацию ВУЗа. Но как оценивать правомочность, когда некая организация называет себя рейтинговым агентством и собирает разнообразную информацию о ВУЗах? А если она начинает требовать предоставить ее? Какова правомочность публикации рейтингов, а тем более, если они необъективны? Можно ли включать в рейтинг ВУЗы вопреки их желаниям? Как должна доказываться достоверность информации?

На наш взгляд, в России в вопросах рейтингования есть правовой вакуум, а поэтому творится беспредел. Получается так, что любой человек, группа лиц или организация могут создать некую структуру, назвать ее независимым рейтинговым агентством, начать собирать информацию об учебных заведениях, не задумываясь о достоверности, репрезентативности и законности, раздавать оценки и широко публиковать результаты своих изысканий, тем самым влияя на репутацию учебных заведений, принятие некоторых управленческих решений. Должна ли такая организация иметь некую лицензию или сертификат? Несет ли она ответственность за способы сбора и объективность информации? Эти и другие вопросы требуют ответов, в том числе правоведов и законодателей. Ведь рейтинги становятся инструментом манипулирования общественным мнением, конкурентной борьбы, то есть они начинают существенно влиять на интересы значительной части людей (сотрудников, учащихся, выпускников, родителей), дают простор для произвола, нарушения прав физических и юридических лиц.

Ранжирование ВУЗов должно быть обоснованным, а качественные оценки под флагом рейтинга, когда они даются от имени некой общности, сообщества, предполагают особую тщательность, информационную обеспеченность, ответственность, осторожность, деликатность, осмотрительность. Право на такую деятельность надо заслужить и доказать, поскольку деление учебных заведений на «хорошие», «средние» и «плохие» затрагивает интересы не просто некой абстракции под названием «ВУЗ» или его администрации, но всех сотрудников, студентов, выпускников и даже работодателей. Например, как будут относиться работодатели к выпускникам ВУЗов, которые вдруг попали в разряд «негативно оцениваемых профессиональным сообществом»? При этом, работодатель, ознакомившийся с такой информацией в прессе или на сайте Интернета, скорее всего не будет вдаваться в такие тонкости, как: по каким критериям, кем и каким образом производилась оценка, обеспечивалась достоверность, репрезентативность и т. д. Таковы уж свойства человеческого сознания, что многие люди верят печатному слову, а тем более высказанному от имени «независимого агентства» или социологической службы, растиражированному многими изданиями.

Подробно остановлюсь на одном опыте стратификации, ранжирования по семи группам, с наделением их качественными характеристиками. На наш взгляд, пренебрежение к элементарным нормам рейтинговых исследований демонстрирует Независимое рейтинговое агентство в сфере образования «РейтОР», которое походя оценило юридические факультеты и ВУЗы Москвы и опубликовало результаты своих изысканий.

Судите сами. Во-первых, в основу стратификации (распределения) положены критерии (признаки), некоторые из которых не имеют прямого отношения к количественным и качественным параметрам ВУЗов.

Первый критерий. Известность ректора ВУЗа (декана юридического факультета) в профессиональном сообществе. О чем идет речь? Какая известность? Может быть скандальная, а может быть его публичность как политического или общественного деятеля, творческой личности и т. д. Среди кого известность? Что такое профессиональное сообщество? Кто в него входит и кто его представляет? По научному — какова его генеральная совокупность? Как и кто эту известность оценивает? Наконец, какое отношение та или иная известность ректора или декана имеет к качеству и эффективности образования? Сменится, например, через несколько лет очень известный ректор МГУ, и что, рейтинг этого ВУЗа должен быть резко понижен? Вывод: полный субъективизм, необоснованность, измерение невозможно, к качеству ВУЗа не имеет прямого отношения.

Второй критерий. Активность участия представителей ВУЗа в профессиональных ассоциациях. В каких ассоциациях и почему только в этих (потому, что оттуда некоторые организаторы и эксперты)? Как определяется активность? Вывод аналогичен тому, что и по первому критерию. Восьмой критерий просто повторяет второй критерий (только другими словами). Поэтому обоснованность включения этих трех критериев для ранжирования ВУЗов отсутствует. Во всяком случае, она никак не мотивирована и не доказана.

Далее. По сути, интегральным критерием (шестым по счету) стратификации ВУЗов рейтинговое агентство «РейтОР» сделало стоимость обучения в ВУЗе на коммерческой основе. Какая статистическая и иная информация лежит в основе тезиса, что чем выше плата студентов за обучение, тем лучше его качество? Кто и как это доказал? Сам по себе отдельный рейтинг по такому критерию возможен. Но правомерно ли его объединять с другими показателями? Как соотнести весомость размера оплаты за обучение и, например, уровень организации образовательного процесса или квалификации профессорско-преподавательского состава. Это чрезвычайно трудно. А в анализируемом нами рейтинге это делается совершенно необоснованно.

Вопрос о величине оплаты за обучение вообще неоднозначный. Возьмем правовую сторону. Оплата производится за образовательную услугу, а не вообще на любые нужды ВУЗа и прихоти его руководства. В договорах с так называемыми «контрактными студентами» говорится об образовательных услугах по обучению, где ВУЗ выступает как исполнитель неких функций. А что такое образовательная услуга? Например, Т.А. Владыкина трактует «образовательную услугу высшего учебного заведения, как осуществляемую профессорско-преподавательским составом деятельность, направленную на передачу обучающемуся (обучающимся) знаний, формированию у них умений и навыков» . Предполагается, что чем больше и качественнее услуга, тем выше может быть оплата. При этом она должна быть обоснованной. Иначе возникает вопрос о правомерности размера оплаты.

На наш взгляд, необходимо установить статьи расходов и определенные пределы, связанные с реальными затратами ВУЗа на образовательный процесс конкретных студентов. В России есть ограничение по тарифам на газ, воду, электроэнергию, квартплату, транспортные услуги. Логично ввести нижние и верхние границы оплаты за образовательные услуги (хотя бы в виде рекомендаций), ведь обучение у нас происходит в рамках государственного стандарта, где оговорена продолжительность обучения, количество аудиторных и внеаудиторных часов, формы контроля, аттестационных испытаний и т. д. Иначе говоря, любой ВУЗ, выдающий диплом государственного образца, обязан соблюдать количественные нормативы, а разница может быть лишь в качественном наполнении. Правомочна ли вообще в российских ВУЗах оплата студентами за свое обучение в 200 и более тысяч рублей в год? К тому же, юридическое образование — одно из самых дешевых с точки зрения материально-технического обеспечения. Достаточно иметь элементарные аудитории, библиотеку, компьютерные классы, криминалистическую лабораторию. Но главное — оплата труда преподавательских кадров. Во всяком случае, затраты на обучение техническим специальностям, где требуется немалое количество дорогостоящего оборудования, намного больше, чем в юриспруденции.

Если исходить из логики рейтингового агентства «РейтОР», то качество юридического образования, например, в Государственном университете – Высшей школе экономики, в Финансовой академии, МГИМО, МГУ им. М.В. Ломоносова в 2,5 раза выше, чем в Московском гуманитарном университете или в Академии труда и социальных отношений. Смею высказать сомнение в принципиальной разнице качества образования в этих ВУЗах. По крайней мере, нет никаких более менее объективных и проверенных данных, подтверждающих такую разницу. По нашему мнению, оплата, превышающая примерно сто тысяч рублей в год в нынешней социально–экономической ситуации России, а также с учетом реально представляемых образовательных услуг, не имеет ни правового, ни достаточного социально–экономического обоснования. Уровень оплаты за обучение не имеет прямого отношения к его качеству, если, конечно, он не очень мал, например, на дневном отделении менее 30 тыс. рублей в год, вследствие чего не может покрыть полностью даже прямых и необходимых затрат на обучение, соответствующее стандарту.

Таким образом, если мы хотим построить рейтинг юридических ВУЗов и факультетов по реальному уровню их работы, эффективности и качеству образования (и как «общественного блага», и как «социально-значимой услуге»), то четыре критерия из восьми следует исключить как мало отражающие указанные характеристики ВУЗов.

Если продолжить анализ критериев рейтинга агентства «РейтОР», то можно согласиться, что наличие аспирантуры и/или докторантуры, кандидатского и/или докторского ученых советов (седьмой критерий) может быть критерием ранжирования. Уровень же квалификации профессорско-преподавательского состава (третий критерий), уровень организации образовательного процесса (критерий четыре), качество учебных изданий (пятый критерий) обязаны быть среди критериев стратификации. Но встает вопрос: как организаторы рейтинга определяют эти уровни и их качество?

Теперь о процедурах и методах оценки указанных параметров. Как следует из опубликованных материалов (в том числе на сайте), работники рейтингового агентства «РейтОР», не утруждая себя сбором соответствующей информации по пяти выбранным параметрам деятельности ВУЗов, не предоставили экспертам обязательных и необходимых в таком случае данных о количестве докторов и кандидатов наук среди преподавателей ВУЗов, изданных учебниках и т. д., без которых квалифицированная, мотивированная и справедливая оценка невозможна. А на основе чего же давались оценки этих аспектов деятельности ВУЗов? Да просто так, в зависимости от того, осведомлены ли эксперты о том или ином ВУЗе или нет. Логика такая: чем меньше они его знают – тем ниже оценки. Как можно оценить, например, качество учебных изданий ВУЗа, не зная даже их названий и фамилий авторов? Не говоря уже о том, что для оценки книги ее надо сначала прочитать. Получается так: «Я никогда об этих книгах не слышал, их не читал, но думаю, что они низкого качества». Тоже получается и с оценкой организации образовательного процесса: «Я этот ВУЗ не знаю, никогда в нем не был, как конкретно образовательный процесс организован, не знаю, но думаю, что плохо». Позвольте спросить: как можно проводить экспертизу, не имея никакой информации об объекте по конкретным вопросам? Привлеченные в качестве экспертов люди в лучшем случае что-то конкретное знали о 10–15% ВУЗов, которые они должны были оценить. Поэтому можно утверждать, что отсутствовало само достаточное основание для экспертизы. Организаторами рейтинга был нарушен один из основных принципов логики, в соответствии с которым выводы или оценки предполагают обоснованность. Так какое все это имеет отношение к объективной оценке и действительному рейтингу ВУЗов?

Приведу два примера о реальных показателях юридического факультета Национального института бизнеса и их оценке экспертами агентства «РейтОР». Вот сегодняшний фактический уровень квалификации профессорско-преподавательского состава по проверяемым показателям (официально подтвержденный в процессе государственной аттестации и аккредитации ВУЗа и специальности в 2005 г., а также и в 2006 г.). На пяти кафедрах работает 18 штатных преподавателей, все они имеют научные степени и научные звания. В том числе докторов юридических наук, профессоров – пять человек, один доктор исторических наук (зав. кафедрой теории и истории государства и права). Кроме того, еще двое кандидатов юридических наук имеют звания «профессор». Таким образом, все 100% штатных преподавателей юридического факультета НИБ имеют ученые степени, 33,3% из них – доктора юридических наук, профессора, а еще 11% имеют ученое звание «профессор». В среднем среди юридических вузов и факультетов Москвы имеют ученые степени менее 70% преподавателей, а ученые степени и звание докторов и профессоров менее - 15%. По совместительству и на почасовой основе в НИБе на кафедрах юридического факультета работает 15 преподавателей. Из них два доктора наук, профессора, а еще 9 имеют степени докторов и кандидатов наук, т. е. 73,3% преподавателей имеют научные степени.

Какой же напрашивается логичный и объективный вывод, который сделает любой добросовестный, незаинтересованный в определенном результате и квалифицированный эксперт: безусловно, уровень квалификации профессорско-преподавательского состава юридического факультета данного ВУЗа (независимо от названия) находится значительно выше среднего уровня. А что же мы получаем по данным рейтингового агентства? По уровню квалификации профессорско-преподавательского состава шестая группа ВУЗов, в которой находится Национальный институт бизнеса, имеет всего 1,18 балла. Позвольте, как же так и на каком основании? Если мы по признанным во всем мире критериям, которые применяются и проверяются и в нашей стране, входим по уровню квалификации профессорско-преподавательского состава в число лучших ВУЗов страны (10% от общего их состава), то на каком основании мы в процессе оценок и ранжирования, проведенном агентством «РейтОР», получаем оценку значительно ниже средней? Как это называется? И какое это все имеет отношение к объективному ранжированию?

По качеству учебных изданий группа, в которую входит Национальный институт бизнеса, вообще получила оценку 1,01 балла. Между тем, за 2005–2006 гг. по юриспруденции штатные преподаватели института издали 7 монографий, 9 учебных пособий и 45 учебно-методических комплексов. Так, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, заслуженный юрист России, Почетный работник прокуратуры, Государственный советник юстиции второго класса, зав. кафедрой уголовно-правовых дисциплин Б.В. Коробейников издал двухтомный учебник «Уголовное право России» (Том 1. Общая часть. Том 2. Особенная часть) объемом около 1100 страниц. Доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданско-правовых дисциплин, член Московского городского общества трудового права и социального обеспечения В.Г. Сойфер за два года издал две книги: «Проблемы развития трудовых отношений в условиях рынка труда» (280 стр.) и «Стабильность и динамика трудового правоотношения» (300 стр.). Кто и на каком основании имеет право этим и другим изданиям и авторам Национального института бизнеса ставить оценку 1,01 (из 3 возможных) и называть эти учебные издания «полностью не соответствующими»? Аналогично оценивались организация образовательного процесса и еще два показателя. И вообще, люди, проводившее так называемую экспертизу, не имели о Национальном институте бизнеса никакой объективной информации, по крайней мере, по шести из восьми критериев. Только 18 апреля 2007 г., после обнародования результатов своих «исследований», где наш ВУЗ бездоказательно был отнесен к группе «негативно оцениваемых», мы получили первый запрос агентства «РейтОР» по поводу предоставления информации об институте, а на сайте этой организации в Интернете мы обнаружили ложную информацию о нашем ВУЗе (например, что у нас «нет аккредитации»). Как можно назвать такую экспертизу?

Кстати, например, учебно-методическое объединение по юридическому образованию имеет свой Кодекс профессиональной этики эксперта, в котором говорится, что «эксперт не вправе» «допускать высказывания, умаляющие честь и достоинство субъектов, в отношении которых проводится экспертиза». «Эксперт честно, разумно, добросовестно, квалифицировано, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности» .

Но так же безобразно, бездоказательно и безосновательно проводилась так называемая экспертиза и по другим ВУЗам. Анализ имеющихся в моем распоряжении данных еще двух ВУЗов (Московского гуманитарного университета и Столичной гуманитарно-финансовой академии) показывает, что их оценки также необъективно занижены, информацию никто не запрашивал. Наверняка такая картина в большинстве ВУЗов, поскольку по большинству критериев достоверные данные не собирались и не анализировались.

В составлении рейтинга юридических ВУЗов и факультетов Москвы присутствуют системные ошибки четырех видов, приведшие к недостоверности, принципиальным отклонениям, искажению реальности – о ранговом положении организаций по их количественным и качественным параметрам.

Во-первых, не были отобраны объективные параметры, связанные с сущностью, способностью отражать действительную образовательную деятельность ВУЗов, их эффективность и качество. Нет их логического обоснования. По крайней мере, половина показателей взята произвольно и не имеет прямого отношения к эффективности и качеству образовательной и научной деятельности ВУЗов, а просто бездоказательно берется и используется как то, что, якобы, необходимо. А если показатели неверные, то неслучайная ошибочность результатов неизбежна, и ее не могут преодолеть никакие самые верные и изощренные методы и процедуры измерений и оценок.

Во-вторых, так называемая экспертиза по пяти критериям была проведена с вопиющим и вызывающим пренебрежением ко всем необходимым нормам и элементарным требованиям. Когда человек выступает в роли эксперта, то имеется в виду, что он сообщает не свое личное мнение, а высказывает точку зрения с позиции носителя специальных знаний и компетенций в данной области, опирающегося на максимально доступную информацию и дающего обоснованное, аргументированное и мотивированное заключение.

Произошла подмена понятий и смыслов. Оценки экспертов в рамках ранжирования юридических ВУЗов и факультетов показали лишь их уровень знаний о различных сторонах деятельности ВУЗов, личную информированность людей, названных экспертами. Иначе говоря, в процессе опросов организаторами рейтинга выявлена степень информированности респондентов, а не более или менее достоверная оценка деятельности ВУЗов. К тому же, в связи с тем, что привлеченные к экспертизе люди в своем большинстве были в основном работниками или выпускниками максимум десятка ВУЗов, то естественно, что они продемонстрировали личную осведомленность о работе именно своих ВУЗов, да еще имели некую информацию максимум о десятке других учебных заведений.

Чтобы обеспечить репрезентативность подбора экспертов, необходима их равноудаленность или равноприближенность ко всем ВУЗам, а вообще-то предполагается незаинтересованность в результате. Из результатов экспертизы следует, что все перечисленные требования не были соблюдены. В этой ситуации о репрезентативности не может быть и речи.

Третья сознательная ошибка заключается в том, что по пяти показателям из восьми организаторы рейтинга просто пренебрегли сбором элементарно необходимой информации, не говоря уже об исчерпывающей. Судя по всему, экспертам не была предоставлена необходимая информация о различных сторонах деятельности ВУЗов, а было предложено опираться лишь на те знания об объектах оценки, которые они лично имели.

В-четвертых, не обеспечена прозрачность сбора информации, ее объема, достоверности, надежности экспертиз, а также методики сведения разнородных и несравнимых результатов к единому знаменателю. Все это – сплошной «черный ящик». Очевидно, что авторы рейтинга никак себя не утруждали поиском путей и методик сведения всех разнородных показателей, обоснованию их «веса».

В результате мы можем говорить о необоснованности ряда показателей, тенденциозном подборе экспертов и их недостаточном информировании об объектах оценок. Все это привело к недостоверности и ненадежности, а фактически к субъективному построению рейтинга, к искаженной характеристике многих ВУЗов, дискредитации одних и завышению рейтинга других.

Организаторы рейтинга оказали медвежью услугу и его некоторым лидерам. Так как, если взять действительно основные характеристики, отражающие эффективность, качество образования, и провести добросовестную, квалифицированную экспертизу, то, например, Московская государственная юридическая академия, юридические факультеты МГУ им. М.В. Ломоносова, МГИМО МИД РФ, Российского университета дружбы народов наверняка оказались бы в первой группе рейтинга, хотя в ходе экспертизы выявились бы и их слабые стороны. Но, в целом, предполагаю, что добросовестный, репрезентативный, достоверный анализ реальных данных о юридических факультетах ВУЗов даст в значительной степени иное ранжирование ВУЗов по реальным количественным и качественным характеристикам деятельности, стратегии, эффективности и качества.

В результате так называемого рейтингового исследования, проведенного агентством «РейтОР», и публикации его результатов пострадала репутация многих ВУЗов. А это уже не только профессионально-этическая, но и правовая проблема.

Репутация — это мнение о качествах, достоинствах или недостатках человека, организации, товара или услуги, в том числе о профессиональных качествах субъекта. Деловая репутация в «Большом юридическом энциклопедическом словаре» (автор и составитель А.Б. Барахин, с. 132) трактуется как «одно из нематериальных благ» (предусмотрено ст. 150 ГК РФ) и представляет собой оценку профессиональных качеств конкретного лица. Деловой репутацией может обладать любой гражданин, в т. ч. и занимающийся предпринимательской деятельностью, а также любое юридическое лицо. Обычно деловая репутация оценивается качественными показателями, но применимы и количественные показатели. Также может оцениваться и ущерб деловой репутации. Он может быть моральным, в виде ущемления прав, принижения достоинства, оскорбления чести. Но часто ущерб деловой репутации имеет имущественное, в том числе денежное измерение. Это вред, в том числе недополученная выгода, причиненный физическому или юридическому лицу другими субъектами.

Когда в публикациях утверждается, что определенные ВУЗы «негативно воспринимаются в профессиональном сообществе» — это принижает достоинства как юридических лиц, так и сотрудников, студентов, выпускников этих образовательных организаций, оказывает влияние на общественное мнение о них. Доказательства о справедливости сведений

Перейти на главную
Форум
Внести предложение
Авторизация участника проекта

Введите логин
Введите пароль
Просмотреть
Календарь
« Февраль »
ПНВТСРЧТПТСБВС
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728 
© 2007 ranking.crimea.edu. Генерация: 0,0299